Поселок в Приморье с лета живет без кладбища. Районные власти "просят потерпеть"

Усопших приходится хоронить где придется: то на дороге, то на парковке (ФОТО)
Хоронить усопших в Светлогорье начали как придется: места на кладбище не осталось. Фото: Предоставлено местными жителями

Приморский поселок Светлогорье с численностью 1527 человек пятый месяц живет с переполненным кладбищем. Жители и поселковая администрация, изучив архивы узнали, что места для захоронений должно быть почти в два раза больше, чем есть сейчас. Оответственный за расширение кладбища Пожарский район просит подождать, ссылаясь на бюрократические сложности. Тем временем жители вынуждены хоронить усопших где получится, включая дороги и парковку: смерть заходит в поселок без стука и не спешит уходить, сообщает ИА PrimaMedia.

— Смерть – есть смерть, она не спрашивает, когда ей прийти, а администрация района все говорит "подождите". Людей уже на дороге хоронят, кто может – вывозит усопших в соседние города — Лучегорск и Бикин. Сегодня вопрос расширения кладбища в Светлогорье стоит очень остро и требует безотлагательного решения. Я уже обращалась к районной власти, в прокуратуру Пожарского района, в онлайн-приемную губернатора Приморского края, отовсюду мне приходят одни отписки, и проблема не решается, — говорит жительница поселка Светлогорье, активистка Ольга Машукова, которая уже не один месяц борется за расширение места на единственном кладбище Светлогорского сельского поселения, место на котором уже давно закончилось.

1 / 6

— Раньше рядом с кладбищем стоянка для машин была. Теперь и ее нет – все занято могилами. Подъездных путей скоро тоже не останется – потихоньку захоронения появляются прямо на дороге. К концу года вообще стали умирать один за одним. Всего в 2018 году в Светлогорье скончалось 29 человек, за период с 20 ноября по 20 декабря — 7 человек. Зимой вообще стало страшно: непонятно, что там, внизу – пусто или уже есть захоронение – под снегом и не найдешь ничего, — сетует Ольга Машукова.

Ситуацию прокомментировал глава Светлогорского сельского поселения Павел Тренин.

— Кладбище находится в ведении администрации Пожарского района, мы здесь мало что можем сделать. Но я все же стараюсь расшевелить власть. Поднял архивные документы и выяснил, что под кладбище в 80-х годах было выделено 1,9 га земли, а не 1 га, который оно занимает на данный момент. Получается, можно было бы расшириться еще на 0,9 га. Земли находятся в ведении Лесхоза. Я бы сам с активистами пошел и расчистил территорию под новые захоронения, но ведь мы не имеем права. В итоге каждый раз ищем место вслепую на свой страх и риск. "Нужно время", — говорят в районной администрации, а у нас времени нет, — говорит Павел Тренин, отмечая, что большую часть населения поселка составляют пенсионеры и, соответственно, смертность растет.

И.о. главы Пожарского района Вадим Седых уточняет, что в 2013-2014 году было проведено лесоустройство и неиспользуемая часть кладбища (около 0,9 га — прим. авт.) попала в лесной фонд. Произошло это потому, что те самые 1,9 га, изначально выделенные под захоронения, не были оформлены должным образом. Именно эта деталь и повлекла за собой череду бюрократических проволочек.

— Сейчас мы занимаемся выводом территории из лесного фонда и переводом их в категорию земель особого назначения. Мы уже согласовали границы участка с Департаментом лесного хозяйства Приморского края, документы в пути. На следующей неделе мы рассчитываем подать их в Росреестр для постановки участка на кадастровый учет. Если все пройдет успешно – уже в январе или максимум в феврале будем расширять кладбище. У нас уже есть договоренности с градообразующим предприятием о выделении внебюджетных средств и техники для спиливания деревьев и расчистки территории, — говорит Вадим Седых.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia